Серпейка

Сегодня: 05 июля 2022 г.

Тонировка и Ремонт Автостёкол Серпухов

Серпуховские вести

«Живи мои года!»

 «Живи  мои года!»

07.09.2012

Собираясь на встречу с Раисой Михайловной, решила непременно подарить ей осенние цветы. Розовые хризантемы и яркие фонарики физалиса из серпуховского палисадника словно зажгли в ее глазах теплые искорки, помогли вспомнить молодость… Ведь именно в эти сентябрьские дни Раиса Михайловна пришла к своему столетию.
Невысокая, худенькая, очень аккуратная женщина, повязанная платочком, поднялась мне навстречу, приветливо улыбаясь.
Усадив меня на стул, она осталась стоять: так легче общаться, пояснила. Вместе с Татьяной Исаевной, которая ухаживает за Раисой Михайловной, они ждали моего прихода и перебирали старые фотографии.
В маленькой квартире пятиэтажки — чистота и порядок, в углу, возле икон, горит лампадка. И так спокойно, не торопясь, женщина делилась воспоминаниями тех далеких лет прошлого столетия.
Ровно сто лет назад, в сентябре 1912 года, в семье Михаила Терентьевича Зверева родилась дочка Раечка. В старинном купеческом Серпухове процветала в те годы Коншинская фабрика мануфактуры, где отец работал гравером. Мать была домохозяйкой: в семье росли трое ребят.
Жили в рабочих казармах небогато. А когда в 1919 году отец умер, и вовсе обнищали. Чтобы прокормить ребятишек, мать пошла работать няней в ясли, а затем в больницу. Раю определили в приют, мать не могла прокормить троих ребятишек. А когда исполнилось десять лет, девочка стала ходить в школу. Училась хорошо, была послушной, сообразительной. После 9 класса записалась на биржу труда и вскоре стала проходить фабрично-заводское обучение, приобретая профессию прядильщицы. Как лучшую ученицу, Раю Звереву направили на учебу в Московский текстильный техникум.
Свою первую зарплату девушка получила на текстильной фабрике 5-й Октябрь в г. Александрове Владимирской области. Но только полтора года поработала, как пришлось возвратиться в Серпухов, чтобы помогать матери. Брат Семен уехал учиться в институт, а младшая сестра Катя болела.
Шел 1934 год, когда Рая устроилась на завод им. Сольца нормировщицей. Здесь ее и застало начало Великой Отечественной войны. Завод эвакуировали, а девушка осталась с больной матерью в Серпухове.
Брат Семен погиб на фронте, сестра Катя работала в военном госпитале. О том, как жили на Коммунистическом поселке (район ул. Космонавтов) в маленькой комнатушке (13 метров) в большой коммунальной квартире, и вспоминать не хочется.
Их семье еще повезло — дом не пострадал от бомбежек. А вот семья ее подруги Клавы осталась без крова: дом, в котором жили, разбомбило во время первых налетов немецкой авиации.
В мае 1942 года вернулась из Ташкента эвакуированная фабрика «Красный текстильщик», начались восстановительные работы. Рая Зверева пришла работать на фабрику в отдел главного механика старшим нормировщиком. Много поклонников было у симпатичной скромной девушки.
— Раньше мужчины так красиво ухаживали, — вспоминает Раиса Михайловна. — Говорили комплименты, не ругались, на танцы приглашали… Приглянулся умный, серьезный Гаврюша Хайвер, который дослужился от электрика до начальника по внешним электросетям «СерпуховЭнерго». Поженились с Гаврилом Михайловичем в 1947 году, спустя несколько лет и сын Анатолий родился. Электриком стал, как отец.
— Такое время было хорошее, когда восстанавливали страну нашу после войны, — вспоминает Раиса Михайловна. — Цены не росли, а снижались. Любила я наряжаться, модничала, ездила отдыхать в санатории Пятигорска, в дома отдыха Подмосковья.
Профсоюзы тогда очень хорошо работали. Путевка на месячный отдых стоила не больше 30 рублей. Мы с мужем на лето снимали домик в Очковских горах, купались в Оке, загорали. Зарплаты стали получать хорошие, премии. Серпухов преображался на глазах. Застраивалась домами улица Советская, и мы получили двухкомнатную квартиру в новой пятиэтажке, прямо в центре города. Обставили квартиру новой мебелью, ковры купили, посуду… И у меня появился свой дом. Тогда, в 70-е годы, все жили одинаково хорошо. Роскоши показной не было, а был порядок и достаток. Мы выходили на субботники, ездили на поля помогать убирать овощи. И стоили они тогда на овощных базарах по всему городу копейки. Дачи и огороды были никому не нужны. Ходили в кино, много читали, ездили в театры Москвы.
В 1967 году Раиса Михайловна ушла на пенсию с «Красного текстильщика». Но дома сидеть было непривычно, и она поступила работать гравировщицей в Институт нетканых материалов.
Только в 1980 году перестала работать. Жизнь продолжалась, но постепенно уходили в мир иной близкие, родные. Сначала маму похоронила, затем сестру Катю, сына, мужа.
— Хоть и жизнь нелегкая была, но я не горевала, — делится сокровенным Раиса Михайловна. — Старалась достойно пережить все испытания. Ибо они от Бога! А вот когда похоронила подругу свою сердечную, Клавдию Андреевну Певзнер, с которой жили душа в душу, как одна семья, будто что-то надорвалось в женщине. Стала задумываться о своей жизни, тяготиться одиночеством. Но на помощь пришла дочка подруги Клавы, Татьяна «Живи мои года!» — так говорила Раисе Михайловне Хайвер долгожительница М. С. Комарова. Этому и следует Раиса Михайловна, отмечая в эти дни свое 100-летие. С юбилеем ее поздравляют близкие, администрация города и Серпуховское отделение «Союза женщин Подмосковья» Исаевна Кузнецова, стала заботиться, выручать.
Из Центра социального обслуживания к Раисе Михайловне ходит медсестра и социальный работник. С благодарностью вспоминает она Наташу Никитину, которая восемь лет ухаживала за ней.
— И в преклонном возрасте Раиса Михайловна сохранила твердую память, оптимизм и терпение к жизненным испытаниям, — рассказывает о своей подопечной Наталья Викторовна Жигулина, руководитель Центра социального обслуживания пенсионеров. — Она — человек требовательный и честный. А ее жизненная мудрость помогает ей преодолеть одиночество.
— На 9 Мая мне Владимир Путин открытку прислал с поздравлениями. Я ведь труженик тыла, награды имею, — с гордостью сообщает Р. М. Хайвер. Не забывают меня Бог и добрые люди. Правда, раньше начальники с поздравлениями домой приходили, а теперь только открытки шлют. Все мои помыслы обращены теперь к Богу, утро и вечер провожу в молитвах. Пока позволяли силы, посещала храм Ильи Пророка, затем вновь восстановленный храм Николы Белого. Меня там все прихожане знают, любят. А батюшка, Владимир благочинный, называет меня Раечкой.
— Она все посты соблюдает, все заповеди, — рассказывает Татьяна Исаевна. — Очень добрая, отзывчивая. И, несмотря на возраст, все решения принимает самостоятельно.
— Танина бабушка, Мария Семеновна Комарова, — продолжает Раечка, — которая умерла в 101 год, всегда говорила: «Чадушка! Живи мои года!». Вот я и слушаю ее. Пожелания близких всегда исполняются. Я счастлива, что у меня есть Таня. И все меня любят.
День своего рождения Раиса Михайловна не отмечает. А на день Ангела, в конце сентября, Таня всегда накрывает скромный стол. И к Раечке приходят пообщаться ее подруги. Ждут их и в этом году.


Виктория КОРНИЕНКО

Комментарии 0

Для того чтобы оставлять отзывы и комментарии, вам необходимо войти или зарегистрироваться на сайте