Василёк с «соропятки»: о фронтовой судьбе нашего земляка Серпейка

Сегодня: 17 августа 2018 г.

Тонировка и Ремонт Автостёкол Серпухов

Серпуховские вести

Василёк с «соропятки»: о фронтовой судьбе нашего земляка

 Василёк с «соропятки»: о фронтовой судьбе нашего земляка

07.05.2018

Фронтовая судьба у нашего земляка Василия Ильича Головкина выдалась не из лёгких – трижды смерти смотрел в лицо, чудом остался жив. Освобождал Белоруссию, Литву, Восточную Пруссию, немного не дошёл до Кёнисберга, был ранен и демобилизован.

Родом Василий Ильич из деревни Тетяковка Тульской области. Оттуда и призвали его в 1943 году на фронт. Сначала в учебку, потом отправили на третий Белорусский фронт. Головкин попал в пятерку расчёта сорокапятиметрового орудия. Было ему тогда всего восемнадцать лет. Вроде паренёк совсем, ещё несмышленый, но товарищи знали – на него можно положиться. К орудию приставили вторым номером, а в итоге справлялся за первого. И заряжал, и целился – меткий был. Один раз пять немецких машин остановил.

– Шустрый, поэтому везде кидали, то Василёк туда, то Василёк сюда, – улыбается ветеран. – Только знаете что обидно: столько воевал, столько подбил вражеских танков и машин, а за все годы на фронте не был представлен ни к одной боевой награде. Мой лейтенант постоянно отшучивался, мол, вот сейчас возьмём Литву тогда и представим тебя к награде. Да так и не представили. Но воевал я честно…

Переправлялся как-то полк через реку Березня. Плоты оказались уж больно малы для «сорокопятки». Командир дал распоряжение: «Василёк, лезь в воду и держи плот, иначе мы не погрузим орудие». В полном обмундировании, с вещмешком за плечами солдат бросился в реку. Стали грузить  – и не удержали пушку, она с силой ударила колесами о брёвна. От резкого толчка молодой солдат не удержался на ногах и упал в воду, а тяжёлый вещмешок потянул его на дно. Все уже на плоту, а Головкина нет. «Где Василёк-то?» – стали искать и не могут понять, куда же он делся.

– Сам выбраться не смог, потерял сознание и нахлебался воды, – вспоминает ветеран. – Спасибо товарищам: вытащили, перевернули головой вниз, чтобы вся вода стекала. Ощущение не из приятных. Даже и не расскажешь.

В своей деревне он тоже был на разрыв: в колхозе работал, дома плугом пахал. У родителей семь детей, надо было помогать – одному отцу со всеми делами было не справиться. Кстати, глава семьи с фронта не вернулся, на него пришла похоронка. А вот как выжил Василёк, он и сам не может понять.

– Помню, с воздуха нас обстреливали, – рассказывает Василий Ильич. – «Мессершмитты» по нам такой огонь открыли! Все врассыпную. А куда спрячешься? Некуда. Я увидел воронку от снаряда  – и в неё. А она оказалась вся в иле, стало меня затягивать, опоры под ногами не чувствую. Схватился за траву, но понимаю, что долго так не удержусь.

Бомбардировка к тому моменту закончилась, солдаты стали из укрытий выходить. Вот тут Василёк и закричал что есть мочи: «Помогите!» Его услышал лейтенант, позвал солдат, и они вчетвером вытащили Василия из ямы.

– Вот так бы лейтенант пробежал мимо, и всё, считался бы я без вести пропавшим, – вздыхает Головкин. – Сколько ребят на глазах погибло. Одних смогли похоронить, других – нет.

Это ветеран вспоминает случай, когда точно такая же пятёрка «сорокопятки» полегла. К ним пробраться было сложно, кругом снаряды летят, пули свистят. Но всё-таки бойцы доползли по-пластунски, положили погибших товарищей на вещмешки и назад. Хоронили уже после атаки, даже залпы орудий дали.

 

IMG_8377.JPG

Потом Василька перевели в командиры пулеметного расчёта. Пулемётная лента была неподъемной, её приходилось волочить за собой. С таким пулемётом он всегда был легко уязвим. Перед очередной атакой ефрейтор Головкин не успел даже увернуться от обстрела миномётов. Снаряд разорвался буквально в двух метрах от солдата. Сам вроде жив, но осколком срезало пальцы на левой руке. Кровь хлещет, а наш земляк всё сильнее оружие к себе прижимает.

– Я даже боли не почувствовал, такой шок был у меня, – признаётся Василий Ильич. – Уже потом меня отправили в госпиталь. Двух пальцев лишился, у третьего сухожилие перерезано. Ну ничего, справлялся потом.

После фронта вернулся в родную деревню, но жилось там сложно. Работы в совхозе много, а есть-то нечего. Когда старшая сестра приехала в отпуск, увидев, как живут её родные, сказала: «Василий, я тебя с собой заберу. В Серпухове будешь жить и работать со мной на заводе».

Легко сказать, но сложнее сделать. Ведь в совхозе в то время у работников забирали паспорта. Пришлось Васильку пойти на хитрость: купил спирт, угостил председателя и договорился с ним. Так молодой парень приехал в наш город. Жил сначала в здании бывшего детского сада. Там поставили фанерные перегородки и сделали небольшие комнатки для приезжих. А устроился Головкин на РТЗ слесарем. Пятьдесят лет он отдал этому предприятию.

Василий Ильич  – заядлый рыбак, принимал участия в соревнованиях и всегда становился лучшим по области. Как он умудрялся ловить рыбу там, где, казалось бы, ни у кого не клюёт – эти свои секреты он не раскрывает никому.

– Я на этой рыбалке столько врагов себе нажил, – смеётся ветеран. – У меня полный садок рыбы, у друзей  – ничего. Знаю я некоторые хитрости. Может, с внучком поделюсь, с Илюшей, если попаду на речку…

Говорят, что боги не засчитывают дни, проведённые на рыбалке. Может, отсюда и секрет долголетия Василия Ильича Головкина?

Арина Перова

Фото автора и из архива В.И. Головкина

В тему

Много лет подряд 9 мая Василий Ильич приходил к заводу «РАТЕП», где проходили праздничные гуляния. Но с возрастом ему становится всё сложнее и сложнее выходить из дома. Поэтому в нынешнем году он пока заранее ничего не планирует. Мечтает только съездить на дачу и посидеть на реке с удочкой.

Комментарии 0

Для того чтобы оставлять отзывы и комментарии, вам необходимо войти или зарегистрироваться на сайте